Домашнее кресло качалка своими руками

Домашнее кресло качалка своими руками
Домашнее кресло качалка своими руками
Домашнее кресло качалка своими руками

Но, есть и другая версия. Когда подросли дети, встал вопрос об их образовании. Для Кивы или как его иногда назвали на русский манер - Николая, была выбрана медицинская профессия, что вполне понятно, так как евреи, получившие медицинское образование имели определенные льготы. А именно - повсеместное жительство в Российской империи, в том числе как уже состоявшимся аптекарским помощникам, дантистам, фельдшерам, повивальным бабкам, так и изучающим фармацию, фельдшерское и повивальное искусство. Таким образом, врачебная деятельность давала право на определенную свободу передвижения. Можно предположить, что семья Рабиновичей перебирается в Оренбург, после поступления Кивы - Николая в учебное заведение (возможно, это школа либо курсы). Начальное фармацевтическое образование и статус аптекарского ученика были получены им в 18 лет, что и подтверждено Свидетельством от Испытательного Комитета при Оренбургском учебном округе. С 1888 г. началась его самостоятельная трудовая деятельность, до 1892 г. молодой аптекарский ученик Рабинович работает в Оренбургской вольной аптеке провизора Розенберга. Но учеба на этом не заканчивается. Далее - медицинский факультет Императорского Казанского университета, что видно из следующих документов. Первый датируется 1891 г. и сообщает следующее:

"

Удостоверение

Дано сие аптекарскому ученику Киве Ицкову Рабиновичу в том, что он в Медицинском факультете Императорского Казанского Университета подвергался испытанию на степень аптекарского помощника, каковое выдержал удовлетворительно и факультетом 21 декабря 1891 г. удостоен искомой им степени, но Советом Университета в оной еще не утвержден за нахождением его в податном состоянии.

Настоящее удостоверение дается на три месяца, с обязательством возвращения его в Университет, по истечении означенного срока, и не должно служить видом на жительство.

Ректор Университета /подпись/
Секретарь Совета /подпись/"

Второй относится к 1892 г.: "...аптекарский ученик Кива Ицкович Рабинович, иудейского исповедания… двадцать первого марта тысяча восемьсот девяносто второго года утвержден Советом Университета в степени аптекарского помощника" [2].

Таким образом, получив высшее медицинское образование, аптекарский помощник Рабинович имел право на: "…постоянное пребывание во всех губерниях и областях Империи…". По окончанию университета, география послужного списка Кивы Ицковича пополняется сибирскими городами. После непродолжительной работы в сельской аптеке Оренбургского уезда (1893 г.), Томской аптеки Приказа общественного призрения (1893 г.), общественной аптеки торгового городка Кяхты (1893-1894 гг.) , судьба забрасывает его в Читу - окружной город Забайкальской области (1894 - 1901).

Что представляла собой Чита на рубеже XIX - XX вв.? Когда и как сформировалась здесь еврейская община?

"К 1900 г. в Чите насчитывалось 11500 жителей. Жилых домов 1412, преимущественно деревянные. Церквей 9, женский Богородский монастырь, католическая каплица, еврейская синагога. Мужская и женская гимназии, епархиальное женское училище, училище ремесленное, городское 3-классное, 2 приходских… военно-фельдшерская и войсковая повивальная школы. Детский приют. Читинское церковное братство, Забайкальское отделение Общества попечения о семьях ссыльных каторжан, переселенческий комитет. Отделение приамурского отдела Императорского русского географического общества; при нем имеются музей и библиотека. Читинское общество врачей, кружок любителей пения….Читинский военный полугоспиталь на 125 кроватей, войсковая казачья больница и городская лечебница. Улицы немощены и плохо освещены. Телефонная сеть. Две гостиницы. В Чите быстро развивается торговопромышленная деятельность. Городские доходы ежегодно растут. В 1898 г. они составляли 69000 руб. Фабрик и заводов девять: шубный, кожевенный, мыловаренный, свечной и др."[3, 880].

"Первые еврейские поселенцы в Забайкалье были из числа купцов, крестьян и вышедших на поселение каторжников. После объявления Читы в 1851 областным, льготным для поселения городом приток еврейских поселенцев значительно вырос. В 1861г. в Забайкальском округе проживало 1236 евреев, из них 368 - в Чите. По данным переписи населения 1897г. в округе насчитывалось уже 2000 евреев, из них 1200 - в Чите. Прибывали главным образом из Прибайкалья, а также из "черты оседлости" западных губерний Российской империи. Отсутствие антисемитизма, либеральные законы и льготы в торговой деятельности в крае выгодно контрастировали с жизнью в европейской части России, ограниченной "чертой оседлости". В Забайкалье, известном своей веротерпимостью, никогда не было еврейских погромов (в отличие от других сибирских регионов). Основная часть проживающих в Чите евреев занималась ремесленным производством и розничной торговлей. В 1851-73гг. еврейские поселенцы, записавшиеся в купеческие гильдии или мещанское сословие, заняли прочные позиции в экономической жизни Читы" [4].

Работая (1894-1898) в Читинской вольной аптеке А.Н. Френкеля в качестве аптекарского помощника, фармацевт К. И. Рабинович добился неплохих результатов в своем деле. Иначе навряд ли ему в 1897 г. было присвоено звание "почетного гражданина" г. Читы. По Российскому законодательству статус "почетного гражданина" представитель еврейского народа мог получить лишь за "...необыкновенные заслуги, или отличные успехи в науках, художествах, торговле и мануфактурной промышленности...". Торжественному переходу в сословие почетных граждан способствовало и распоряжение 1835 г.: "...евреи, прошедшие медицинский курс и "назначенные в фармацевтические звания", имели право на личное почетное гражданство".

Кардинальные изменения произошли и в личной жизни Кивы Рабиновича. В 1896 г. будущий раввин женился на Ревекке Соломоновне (Зельмановне) Помус (1875 - 1948), дочери купца 2-ой гильдии г. Читы, являющегося владельцем торговой фирмы по продаже железных и скобяных товаров. Фамилия Помус - фигурирует в справочных сведениях рубежа XIX - XX вв.: "... Созданная в 1908 г. еврейская торговая община г. Читы выдвинула из своих рядов таких незаурядных предпринимателей, как Китаевичи, Самсоновичи, Новомейские, Клейманы, Зазовские, Шлезингеры, Помусы, Израилевы, Андоверовы и др. Многие из них активно занимались меценатством, входили в органы местного самоуправления, благоустраивали города и села. На их средства в г. Чите в 1880 г. была построена синагога, ставшая общественным и религиозным центром общины".

Брак К. Рабиновича и Р. Помус подтвержден своеобразным Свидетельством о браке к. XIX в., хранившимся 110 лет в семье внука К.И. Рабиновича - Георгия Рувимовича Берха.

Выпись. Из Метрической книги Читинской Еврейской молельни на тысяча восемьсот девяносто шестой год.

О бракосочетании
январь 20 дня 1898 г.
№ 15
Кто с кем вступил в брак, также имена и состояние родителей
Аптекарский помощник Кива Рабинович с девицей Ревеккой Помус


Отец жениха
мещанин Исаак Рабинович
Мать
Хая-Эстер

Отец невесты
Читинский 1 гильдии купец Зельман Помус
Мать
Миня

Кто совершал обряд обручения и бракосочетания (кипу)
Хаим Исааковъ Фалевичъ

Число и месяц
Христианское
5 ноября
Иудейское
12 кислева

Свидетелями были

Аптекарский помощник Абрам ... Френкель и крестьянин Давид ... Сирота
Настоящая метрическая выпись с Метрической книги Правления Читинской Еврейской Молельни верна, в чем удостоверяется подписью и приложением печати
Ученый Читинской Еврейской Молельни /подпись/ [2].

Несколько слов о Ревекке Помус, с которой Николай Исаакович прожил долгих 30 лет. Теплые воспоминания о ней остались у внука Георгия: "Бабушка - самый любимый для меня человек. Она рано лишилась матери, ее воспитывала мачеха. В Чите окончила 4 класса пансионата, однако была грамотна и начитана. Душой была близка к исторической родине. Любила и цитировала стихотворение М.Ю. Лермонтова "Ветка Палестины". Напевала некоторые еврейские песни, например исполняемые на праздник Хануку. Вкусно готовила. Вела все домашнее хозяйство. Мы много раз с ней вместе где-то отдыхали летом. Помогала дочерям растить нас - внуков. Я радовался, когда меня оставляли ночевать у нее и тетушек. Это был человек самых высоких человеческих качеств."

В октябре 1898 г. Кива Рабинович едет домой в г. Оренбург навестить родителей и познакомить с молодой женой. Сохранилась групповая семейная фотография, где Кива Рабинович запечатлен вместе с родителями, братьями: Романом, Григорием, Ефимом, Залманом и сестрами: Марией, Анной, Ханной.

В семье Кивы и Ревекки Рабиновичей родилось пятеро детей и все девочки. В Чите старшие дочери - Минна (1898-1971), Хава (Ева) (1899-1981) и Дебора (1901-1987). Когда старшей исполнилось 2 года, а младшая - Деба еще была грудной, Кива Ицкович принимает решение о переезде в Семипалатинск - областной город Степного генерал-губернаторства с центром в г. Омске. Попытаемся представить, что предстало перед глазами четы Рабиновичей.

Семья Николая Рабиновича

Семья Кивы Рабиновича, 1909г., Семипалатинск

"Семипалатинск - областной город с 1854 г. Жителей в Семипалатинске - 26353. В 1890 г. дворян, офицеров и чиновников числилось 871, духовенства - 140, почетных граждан и купцов - 93, мещан - 5916; православных и единоверцев - 7516, раскольников - 83, католиков - 72, протестантов - 33, евреев - 248, магометан - 8807. Домов в Семипалатинске 2500. 1 винокуренный завод, 1 паровая мельница, 7 кожевенных, 3 мыловаренных, 2 пивоваренных…; 2 аптеки, 1 городская больница на 22 кровати, библиотека с бесплатной читальней, областной музей. 1 мужская 4-кл. прогимназия (57 уч-ся), 1 женская 4-кл. прогимназия (137 уч-ся)… 7 татарских школ (480 уч-ся), 1 еврейская школа (10 уч-ся)… Городские доходы в 1894 г. составляли 69349 руб., расходы 56978р. … в том числе на учебные заведения 7125 р., медицинскую часть 620 р." [5, 454].

В настоящей главе речь идет о профессиональном фармацевте. В связи с этим, опираясь на исследования алматинских историков М.В., Т.В. Жилкиных, дадим краткую характеристику развитию и состоянию аптечного дела в Степном крае.

К середине XIX в. в Казахстане (?) существовали государственные или "казенные" аптеки при военных госпиталях, тюрьмах, казачьих войсках и городских больницах. Лекарства в них отпускались бесплатно и как многие бесплатные учреждения, такие аптеки находились в запущенном состоянии…. Таким образом, возникала настоятельная необходимость в появлении системы частных аптек. В развитии частного аптечного дела дореволюционного Казахстана пионерами стали именно евреи. Этому способствовала и законно-правовая ситуация, сложившаяся вокруг евреев-фармацевтов. По Закону 1876 г. медицинские власти не только не препятствовали евреям приобретать аптеки и служить в них, но и учреждать новые. Главное военно-медицинское управление согласилось на (основании закона от 19 января 1879 г.) предоставление фармацевтам права повсеместного жительства. Слабое развитие аптечного дела в Степном крае в том числе и в Семипалатинской области, предоставляло возможность открывать аптеки и применять на практике имеющиеся знания. Таким образом, фармацевтическое образование, дающее право на повсеместное жительство, практическое отсутствие вольных [частных] аптек и фармацевтов в Казахстане стали поводом для миграции сюда профессионалов-фармацевтов. Здесь не ставились преграды к владению аптеками на правах собственности или аренды. Каждый еврей на основании общих законов мог с разрешения властей содержать аптеку при условии, чтобы управление ею поручалось провизору или магистру фармации. В 1902 г. принимается решение, что "...содержатель или собственник аптеки не может быть одновременно служащим в содержимой им аптеке потому, что в таком случае содержатель аптеки являлся бы подчиненным лицу, которого он же приглашает для управления аптекой" [6, 53-54].

Еврейская община Семипалатинска. 1924г.

Еврейская община Семипалатинска. 1924г.

В июне 1901 г. Кива Рабинович с женой и тремя детьми приезжает в г. Семипалатинск. К этому времени здесь уже работала Старо-Семипалатинская аптека, которая впоследствии стала именоваться "С.Я. Блюм и Д.И. Розин". Кива Рабинович незамедлительно приступил к поискам жилья и помещения для собственной аптеки. В августе он оформил документы на приобретение следующей недвижимости: "почетный гражданин Рабинович К.И. на основе купчей крепости от 11 августа 1901 г. купил за наличные деньги (18000 руб.) у жены подполковника Зинаиды Васильевны Зобниной полукаменный двухэтажный дом с пристроенным каменным помещением для аптеки к дому и надворными постройками земли 10 1 сажень х 25 = 252 1 кв. саж. по Новобазарной улице и дачу на земле арендованной у города [7, л. 64].

Но, для открытия аптеки иметь лишь помещение было недостаточно, требовалось гораздо большего, целый пакет документов, а именно: "... разрешение генерал-губернатора, справка о политической благонадежности, разрешение о праве на жительство, протокол врачебного осмотра помещения… Разрешения... даются ... только лицам, заслуживающим полного доверия по своей опытности в фармацевтическом деле и по своим нравственным качествам, если аптекарский помощник не подвергался наказаниям за нарушение аптекарского устава" [6, 63]. Итак, все перечисленные бумаги собраны, требования выполнены и аптека открыта, получив статус "нормальной", что подтверждается записью в документе "Дело о службе аптекарского помощника Кивы Ицковича Рабиновича в аптеке Т-ва "Медицина": "...Владеет нормальной аптекой в городе Семипалатинске" [8, л. 3-3 об.]. В разное время в ней работали представители еврейской общины города: С.Я. Блюм (1903-1906), Ф.А Левин (1907-1909), Д.А. Розин (1905-1908), Б. Хасин (1907), Х.Н. Циперсон (1903) и др. Кроме того, с июля 1910 г. в доме Рабиновича существовал зубоврачебный кабинет стоматолога А.Н. Мошковича.

Реклама магазина К.Рабиновича

Реклама магазина К.Рабиновича

В связи с тем, что продажа косметических товаров в аптеках была разрешена и поощрялась, при аптеке К.И. Рабиновича работал магазин. Первые сведения о нём, как о торговце встречаем в издании "Адрес-календарь Семипалатинской области на 1905 г.", где помещена реклама, позволяющая сделать вывод, что торговал К. Рабинович не только косметикой. Сфера его торговой деятельности довольно широка и разнообразна: "Торговля аптекарскими, химическими и москательными товарами. Дезинфекционные средства, перевязочные материалы и хирургические инструменты. Разные предметы для ухода за больными. Резиновые изделия, снаряды для кормления детей и отсасывания молока. Вещества для чистки металлов, для стирки белья и вывода пятен. Пряности и другие предметы для кухни и стола. Разные средства от насекомых. Фотографические принадлежности и фотохимические продукты. Парфюмерия и косметика. Заказы гг. иногородних покупателей исполняются немедленно. Собственная аптека по Ново-Базарной улице в своем доме". Реклама за 1906 г.: "Торговля К.И. Рабиновича, г. Семипалатинск, ноябрь 1906 г., цены снижены на 30% на парфюмерию и косметику, т.к. все товары приобретены мною лично из первых рук и путём летнего транспортирования, почему имею возможность цены значительно понизить, заказы г.г. иногородних покупателей исполняются немедленно, адрес для телеграмм: г. Семипалатинск, Рабиновичу".

Торговые дела связывали К. Рабиновича с г. Омском. Об этом факте можно судить по объявлению в газете "Семипалатинские областные ведомости" за 1909 г., где сообщается о потере товарной квитанции Восточного Общества Товарных складов Омской Конторы. Любопытно, что объявление подписано инициалами "Н.И.", означающее, что Киву Ицковича в Семипалатинске знали и как - Николая Исааковича.

В городе имя Рабиновича было знакомо многим горожанам, в первую очередь как торговца - владельца одной из аптек города. Он был вхож в дом к самому губернатору, принимавшему его с почтением и уважением. В этом случае Кива Ицкович изысканно и с особой тщательностью одевался, в семье много лет хранились принадлежавшие ему комплекты накрахмаленных атласных воротничков и манжеток. Мало того, почетный гражданин Рабинович был включен в "Список лиц, имеющий право быть присяжными заседателями" г. Семипалатинска.

В 1907 г. в жизни фармацевта Рабиновича произошли серьезные изменения. Он был утвержден на должность общественного (казенного) раввина Семипалатинской общины, насчитывающей в эти годы около 160 человек. Здесь уместно вспомнить, что представлял из себя в России институт казенных раввинов.

На основе "Положения о евреях" 1804 г. верующие сохраняли за собой право иметь раввина, который собственно и считался главой общины. Утверждала его губернская власть, и поэтому раввин назывался казенными или общественными. Раввинов избирали на три года и, поскольку эта должность считалась почетной, а не доходной, они не в праве были требовать вознаграждение за совершение обрядов, кроме жалования от общины. В его функции входило посредничество между еврейским населением и государством, он официально представлял общину в правительственных учреждениях. Раввины и их помощники обрезали и нарекали младенцев, сочетали браком молодые пары и отпевали усопших, вели метрические книги. В обязанности казенного раввина входило принятие присяги у евреев-новобранцев, в дни государственных праздников и рождения императора произносить в синагоге патриотические проповеди, как правило, на русском языке. Раввины и кандидаты на эту должность были освобождены от несения рекрутской повинности. В 1857 г. вышел закон, предписывавший, чтобы на раввинские должности избирались только выпускники созданных правительством раввинских училищ или общих учебных заведений. Порядок избрания раввинов и их помощников определялся особой инструкцией Министерства внутренних дел. После этого их представляли на утверждение губернатора и приводили к присяге. Если раввин оказался виновным в нарушении своих обязанностей, то по жалобе еврейской общины губернатор назначал комиссию из трех раввинов. Комиссия могла лишить провинившегося звания раввина, но приговор вступал в силу только после утверждения его губернатором. Обвиняемый имел право апеллировать к министру МВД Российской империи.

Наряду с казенными (официальными) раввинами в общине действовали духовные раввины, не утверждавшиеся правительством, а избранные общиной. Последние, в свою очередь являлись учеными советниками казенных раввинов.

Переходя к описанию деятельности Рабиновича в новом статусе, необходимо сделать еще одно отступление, обратившись в область становления иудаизма в Степном крае, связанное в первую очередь с Семипалатинском.

Из архивных источников мы знаем, что с 1877 г. в Семипалатинске действовала еврейская школа. Знаем также и о том, что располагалась она при молитвенном доме [9]. Из чего делаем вывод - годом основания первого молитвенного дома можно считать 1877 г. Возможно и несколько раньше, если предположить, что хэдер был открыт не сразу, а чуть позднее. Сколько просуществовал первый молитвенный дом со школой сказать сложно. В ходе архивных поисков обнаружен "Дополнительный список на евреев владеющих недвижимым имуществом в пределах г. Семипалатинска. Составлен 13 января 1912 г.", из которого следует, что в 1906 г. в Семипалатинске на средства еврейской общины было построено каменное одноэтажное здание по ул. Больничной (носившей такое название с 1877 до 1938 гг., позже - до 1997 г. стала именоваться ул. Академика Павлова), где располагался молитвенный дом. Земля для него пожертвована по духовному завещанию бывшего николаевского солдата, мещанина г. Семипалатинска Лейзера Давидовича Вижанского (?-1917) [10, 58 об. - 59]. Подтверждением существования этого молитвенного дома, условно назовем его "Вижанский", являются сведения из "Обзора Семипалатинской области" на 1910 г., где раввином уже записан - Кива Ицкович Рабинович [11]. Все встает на свои места. К.И. Рабинович, приехавший в Семипалатинск в 1901 г., избирается да должность общественного раввина в 1907 г. и начинает свою деятельность, в новом статусе.

Здание синагоги, построенной в 1911 г.

Здание синагоги, построенной в 1913 г.

Итак, оба существовавших молитвенных дома, построенных в [1877] и 1906 гг. все же были приспособленными помещениями и евреи Семипалатинска наверняка мечтали о настоящей большой синагоге. Мечта начала реализовываться в 1911г., когда община оформила документы на приобретение следующей недвижимости: "17 сентября 1911 года - купчая крепость на недвижимое имение Еврейского молитвенного дома и школы, приобретенное им от дьякона Волкова" [12, л. 19-19 об.]. И еще один важный документ уже за 1912 г.: "2-х этажный дом в две комнаты, земли 24 1 сажени, угол Локтевской и Казначейской улиц. Оценен в 1300 рублей. Приобретен от наследников Волковых Семипалатинских мещан за наличные деньги по крепостному акту от 16 сентября 1911 года" [12, л.58 об.-59]. Приведенный документ говорит о приобретении евреями Семипалатинска жилого дома в два этажа. Скорее всего, уже на месте этого дома, купленного у мещан Волковых, и было построено новое здание синагоги, сохранившееся до настоящего времени все по тому же адресу: угол улиц Ибраева и Казбагарова № 16, последняя из которых называлась первоначально Локтевской (1878-1924), а затем Октябрьской (до 1997 г.). Возведена постройка была довольно быстро, всего за два года. В 1913 г. она начала официально "работать", как иудейское культовое учреждение. Сегодня мы знаем даже точный месяц, ее открытия, благодаря телеграмме отправленной самому Императору от Семипалатинского Вице-губернатора, по случаю этого важного события.

"Ливадия. Государю Императору
Семипалатинское еврейское общество, осветив вновь выстроенную синагогу... от лица
общества всеподданнейше повергает к священным стопам обожаемого
Монарха... чувства ... любви, признательности и непоколебимой преданности.
Подпись: За Губернатора Вице-губернатор Савримович".

И что немаловажно, в Семипалатинск пришёл ответ, подтверждающий, получение телеграммы.

"ТЕЛЕГРАММА
Министра Императорского двора графа Фредерика на имя за Семипалатинского Губернатора Вице- губернатора Савримовича, посланная 17 сентября 1913 года. Государь Император… соизволил благодарить Семипалатинское еврейское Общество за вознесённые молитвы и выраженные в Вашей телеграмме чувства. Министр Императорского двора граф Фредерикс" [13].

С архитектурной точки зрения новая синагога Семипалатинска выглядела следующим образом. Двухъярусное здание из красного кирпича, с 4-х скатной металлической кровлей. Все фасады украшены плоскими пилястрами, которые завершаются декоративными башенками. Карниз декорирован кирпичным рисунком. Цоколь и ярусы здания отделены друг от друга тягами. С западной стороны расположен центральный вход. Входная дверь деревянная, двухстворчатая, резная. Над дверями декоративные фигурные проёмы. Окна расположены в два яруса, нижние большего размера с небольшой дугой в верхней части; верхние повторяют форму нижних, но значительно меньшего размера. К основному объёму здания с востока примыкает полукруглая абсида с арочными окнами.

Обязанности казенного раввина в новой синагоге продолжал исполнять Кива Ицкович Рабинович, что подтверждается рядом архивных документов, и не только. В семье Берха Георгия Рувимовича хранится великолепный поздравительный "Адрес", украшенный серебряной чеканкой: "Общественному Раввину К.И. Рабиновичу от благодарного Семипалатинского Еврейского общества". Преподнесен был в 1915 г., возможно в честь 45-летия со дня рождения Кивы Ицковича.

Более трех тысяч лет тому назад Тора установила закон цдаки. Слово это в переводе с иврита означает справедливость, а еще точнее долг справедливости. Итак, цдака - акт справедливости, совершение которого является моральным долгом каждого еврея. Фармацевт Рабинович в полной мере исполнял закон цдаки. Последнее видно из газетного сообщения о благотворительной деятельности горожан, где среди прочих значится и его фамилия.

"Отчёт по устройству Лотореи-Аллегри 29 и 30 июня 1913 г. в пользу Семипалатинской общины сестёр милосердия Российского Общества Красного Креста.
Приход:
Поступило пожертвований вещами в Семипалатинске:
...................................................
К.И. Рабинович - 10 флаконов духов"[14].

Кроме того, продолжая тему благотворительности, не мешает сказать о том, что К.И. Рабинович финансировал иешиву - религиозную школу в Иерусалиме.

Любопытный факт из семипалатинского периода жизни вспоминает внучка К.И. Рабиновича - Изабелла Рувимовна Родина рассказанный ей матерью - Деборой Рабинович. Двери дома раввина были открыты любому, в том числе и православному священнику, приезжавшему поздравить еврейское семейство с Песахом. Кива Ицкович, как воспитанный и мудрый человек с наступлением православной Пасхи наносил ответный визит вежливости настоятелю храма Семипалатинска, что является показательным примером добрососедских отношений представителей двух противоположных конфессий.

Но все же, не смотря на все заслуги, авторитет и положение в городе, почетный гражданин Рабинович оставался иудеем и потому жизнь его семьи была регламентирована многочисленными правительственными указами разрешающего и запрещающего характера. Любое передвижение по краю происходило с разрешения генерал-губернатора. Чаще всего запросы были связаны с проблемами здоровья. В качестве примера - два документа. Одно от жены Рабиновича - Ревекки, второе от самого раввина.

"

Его Превосходительству Господину
Семипалатинскому Губернатору
жены почетного гражданина
Ревекки Зельмановны Рабинович

Прошение

Получив сведения о болезни моего брата Читинского мещанина Исая Зельмановича Помус и что врачи настаивают на немедленном его выезде в другой какой нибудь город для пользования кумысом, осмеливаюсь покорнейше просить Ваше Превосходительство не найдется ли возможным разрешить ему временное проживание в г. Семипалатинске на срок не более 3-4-х месяцев, причем обещаюсь, что никакими делами заниматься он не будет и если потребуется, то он сможет представить свидетельство врача о состоянии его здоровья.

Гор. Семипалатинск 15 апреля 1914 г.
жена почетного гражданина
Ревекка Рабинович"[15, л. 92].

В июне 1915 г. Кива Рабинович обратился с аналогичным прошением: "По совету врачей моей жене Ревеке Соломоновне и дочери моей Берте необходимо лечение грязевыми и солевыми ваннами, ... прошу разрешить им временное проживание в Моялдахь Павлодарского уезда"[15, л. 193]. Ответ пришел на имя семипалатинского полицмейстера, где говорилось о необходимости: "... истребовать от Рабиновича медицинское свидетельство о болезни его жены и дочери..." [15, л. 201-201 об.]

Приведенный документ характеризует Н.И Рабиновича как заботливого отца и мужа, семейство которого в Семипалатинске пополнилось еще двумя дочерьми: Бертой (1902-1976) и Женей (1907-1986). Пять детей и все девочки! Конечно, как любой мужчина, Кива Ицкович мечтал о сыне. По этому поводу произошел курьезный случай, вспоминаемый Г.Р. Берхом: "Дедушка постоянно мечтал о сыне. Недаром он стал посаженным отцом Моси Мазура , очень много с ним возился. Ну, а друзья деда, подтрунивали над ним, что в семье не рождается мальчик. И вот, когда родилась Женя, Данцинги, бывшие при этом проехали по городу и сообщили всем знакомым, что у Рабиновича наконец-то родился сын. А через несколько часов проехали по этим же адресам с извинениями - ошиблись, оказывается снова родилась дочь".

Традиционно в еврейской семье к образованию детей относились очень ответственно. Все пять дочерей раввина успешно закончили Семипалатинскую женскую гимназию. Любопытно, что при поступлении, к прошению-заявлению прилагался перечень документов, среди которых в обязательном порядке должны быть: Свидетельство о возрасте или выпись из метрической книги, а для лиц нехристианских вероисповеданий законное засвидетельствование; для детей, имеющих родителей в духовном звании - послужные списки отцов [16]. Сохранилась удивительная фотография начала ХХ века, где на групповом снимке в окружении белоснежного лебедя запечатлены Берта и Дебора на праздновании Нового года в гимназии. Девочек старались воспитать в лучших традициях того времени. Как будущих хозяек, их учили готовить, в том числе и традиционные еврейские блюда. Все они умели шить и вышивать. Старшая Минна еще в Семипалатинске начала собирать марки, комплектовала библиотеку из художественной и специальной медицинской литературы, проставляя на каждом издании личный экслибрис. Она прекрасно пела, исполняя песни в стиле "шансон". Берта писала стихи. Ева с младшей Женей закончили в г. Семипалатинске музыкальную школу.

Девочки подрастали и неминуемо назревал вопрос об их дальнейшей учебе. И конечно, образование желательно было получить высшее. С этой целью К. Рабинович неоднократно ездит в Украину, после чего в 1915 г. принимает решение отправить свою старшую дочь Минну на учебу в Харьковский университет.

Очевидно, в это время у него возникает мысль о переезде всей семьи в Харьков, чтобы Минна не осталась одна в большом городе, да и об учебе следующих дочерей надо было подумать заранее. Скорее всего, по этой причине он публикует в местной газете объявление следующего характера: "Продаются: можно с разсрочкой платежей. Угловой 2-хэтажный дом с каменною пристройкою (занятою аптекой) с надворными постройками и землёю 252 ? сажен на углу Александровской и Достоевской улиц. Дача на лодочном острове из бревенчатого леса (4 комнаты) с отдельною кухнею, каретник, ледник, хороший безрупорный граммофон и тележки. О цене и условиях узнать у К.И.Рабиновича" [17].

Однако что-то не сложилось, отъезд отменился. Минну перевели для продолжения учебы поближе к дому - в Томский университет, который она окончила в 1920 г., получив медицинское образование. В стране шла гражданская война и как медик, М. Рабинович была призвана в армию. Но, уже в 1922 г. ее демобилизовали. Поступив в распоряжение Губернского здравотдела, Минну Николаевну назначили заведующей Эпидемическим отрядом г. Семипалатинска [18, л. 94]. В этом же году доктор Рабинович стала исполнять обязанности заведующей подотдела Губздрава по Охране материнства и младенчества [18, л. 143]. Примерно в эти же годы М.Н. Рабинович работала врачом в детских домах № 9, 18, г. Семипалатинска.

Ева Рабинович, 1912г.

Ева Рабинович, 1912г.

По стопам старшей Минны пошла и Ева Рабинович также поступившая в Томский Университет, где закончив лишь годовой курс обучения получила среднее зубоврачебное медицинское образование. Гражданская война заставила вернуться домой и начать работать в военном госпитале. В 1922 г. Ева Николаевна увольняется с военной службы и поступает в распоряжение Семипалатинского Губздрава, откомандировавший ее на новое место службы - Семипалатинский участок водно-транспортных работ. С последнего места работы уволена согласно распоряжения Сибводздрава в связи с прекращением навигации.

Дебора и Бетя, окончившие женскую гимназию также поступили в Томский университет, на физико-математический факультет. Но, к сожалению, годы гражданской войны не позволили завершить учебу, и девочки вернулись домой. В семейном архиве долгое время хранилась фотография учителя математики Семипалатинской женской гимназии с дарственной надписью для одной из способных учениц - Дебе Рабинович с пожеланиями успехов в учебе. Приехав в Семипалатинск, она вскоре выходит замуж.

Кива Рабинович, дочери Бетя, Женя, Деба и зять Рувим, 1925г.

Кива Рабинович, дочери Бетя, Женя, Деба и зять Рувим, 1925г.

Ее избранником стал Рувим Яковлевич Берх (1892-1960), уроженец г. Санкт-Петербурга, медик по образованию. И вновь обращаемся к воспоминаниям. О своем отце рассказывает Георгий Рувимович Берх: " Отец - участник первой мировой войны, в 1917 г. оказался в плену на территории Румынии, после которого в составе воинской части в период с 1919 -1920 гг. воевал в белой армии Колчака. Дальнейшая судьба отца связана с г. Усть-Каменогорском. Здесь, как медицинский работник служил в военном госпитале в должности заведующего аптекой. В юности слыл франтом, бывал в интересных компаниях, отлично танцевал и катался на коньках. Любил театр, где неоднократно слушал Шаляпина. В г. Усть-Каменогорске общался с Софьей Григорьевной Хотимской".

Позже судьба забрасывает Р. Я. Берха в Семипалатинск. Вполне вероятно, что его деятельность, как медицинского работника приводит к знакомству с семьей известного в городе фармацевта Кивы Рабиновича. Неудивительно, что одна из его дочерей покорила сердце молодого Берха. Поговаривали, что он выбрал в короне Рабиновичей самый крупный бриллиант - среднюю дочь, Дебору. По воспоминаниям его дочери Изабеллы Рувимовны Родиной (Берх) свадьба состоялась в г. Семипалатинске, где присутствовала практически вся еврейская община. От этого брака родился долгожданный мальчик - Георгий. Особенно радовался внуку дедушка - Кива Рабинович, мечтавший в свое время о сыне. Дебора - прекрасная рукодельница к рождению первенца вышила большой надкроватный ковер с изображением детей разных национальностей. Зять Кивы Рабиноича - Рувим Берх, имея медицинское образование, оказался не плохой подмогой в аптечных делах семьи.

Женя Рабинович, 1913г.

Женя Рабинович, 1913г.

Сохранились любопытные документы, относительно младшей из сестер - Жени. С 1921 по 1923 гг. в г. Семипалатинске действовала молодежная организация, фигурирующая в архивных документах, как "Культ - Просвет Кружок еврейской молодежи". В архивных фондах обнаружен список членов кружка, в котором значится и 16 -няя Евгения Рабинович. Любопытно, что располагались кружковцы в одном дворе с синагогой, казенным раввином которой и был в свое время Кива Ицкович.

Возвратимся к судьбе самого фармацевта Рабиновича, жизнь которого кардинальным образом изменилась после октябрьских событий 1917 г. Общая характеристика этого времени, и то положение, в котором оказались евреи - медики на территории Казахстана, прекрасно изложена в материалах уже упоминаемых исследователей Жилкиных.

Основополагающий документ молодого Советского государства относительно медицины - Декрет о создании народного Комиссариата здравоохранения был подписан 11 июля 1918 г. В июле 1919 г. издается декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР о Революционном комитете по управлению Киргизским краем, как тогда именовался Казахстан. Постановлением Революционного комитета от 12 сентября 1919 г. создается отдел здравоохранения (Кирздравотдел), в задачу которого входила организация медицинского обслуживания населения края.

В первое время работа носила чисто организационный характер и проводилась в исключительно трудных условиях. Не было необходимых медицинских кадров, большинство лечебных учреждений, имевшихся до 1917 г., в результате гражданской войны прекратили свое существование. Кроме того, проведение национализации аптек, некоторых медицинских учреждений и зубных кабинетов с полным обобществлением их зданий, оборудования, медикаментов… привело к их резкому сокращению. Например, если до революции на территории Казахстана существовало 35 городских и 34 сельских аптеки, то к 1923 г. в городах осталось18, а в селах 7 аптек. Необходимо отметить, что еще с дореволюционного времени в аптеках работали в основном лица еврейской национальности, которые продолжили работу и после установления советской власти...

Не все владельцы аптек соглашались с тем, что принадлежавшие им ранее здания, оборудование и медикаменты безвозмездно переходили в собственность государства. На открытую конфронтацию идти опасались, но в некоторых случаях пытались разными способами вернуть хотя бы вложенные в медикаменты деньги. Сохранились архивные документы о вынесении приговора группе медиков - евреев, пытавшихся отстоять свою собственность: "…Тицнера А.Я., 62 лет….., Травкова М.Ф., 31 года…, Шнейдермана И.С., 43 лет… - к высшей мере наказания - расстрелять. Якобсона Б.С., 36 лет …. Подвергнуть лишению свободы к принудительным работам срокам на 10 лет…, на 5 лет каждого, на 3 года…" и т.д. [19].

На фоне описанных событий развивалась личная драма фармацевта и владельца собственной аптеки г. Семипалатинска - К. И. Рабиновича. Это было время адаптации к новым условиям, приспособления к требованиям советского времени. Подписанный в 1918 г. декрет о "Национализации аптек и медицинского имущества" наверняка коснулся фармацевта Рабиновича. Вопрос о национализации его собственного дома стал подниматься в 1923 г., а вот вопрос занятости очевидно раньше. Последнее видно из "профессиональной карточки рабочего", заведенной на К. Рабиновича в 1920 г. в Семипалатинской Бирже труда. Благодаря этому документу, заполненному его собственной рукой, мы сегодня располагаем интересными автобиографическими сведениями.

"Профессия: Аптечное дело
Специальность: Аптеки и склад аптечного товара
Где работал по этой специальности: в Оренбурге, Томске, Кяхты, Чите и здесь
Ск. времени: с 15 октября 1888 г.
На какую иную работу согласен: в аптеку или аптечный склад
Ск. времени в городе: с 9 июня 1901 г.
Откуда приехал: из Читы Забайкальской области
Ск. времени был на последней работе: 13 лет
На каком предприятии: аптечном
Членом каких профессиональных союзов состоит: в союзе фармацевтов
Читает: по русски и по латински, немецки
Окончил школу: провизорант
Адрес: 1 участок ул. Достоевского № 111
Возраст: 49 лет
Женат
Национальность: иудейская
Пишет: по русски, латински, немецки
Где живет постоянно: здесь" [20, л. 2].

Сохранились материалы 1920 г. бюрократического характера, касающиеся трудоустройства Кивы Рабиновича. Прекрасный специалист, профессионал своего дела он нашел себе применение и при новой власти, что можно проиллюстрировать следующими архивными документами.

"Семипалатинская область
Революционный комитет
Отдел здравоохранения
20 января 1920 г.
г. Семипалатинск

Отдел Здравоохранения просит командировать для работ в аптеке № ... помощника провизора Киву Ицковича Рабиновича.


Зав. Отделом /подпись/" [20, л. 1].

Эта просьба была удовлетворена и в апреле 1920 г. К. Рабинович назначается управляющим Аптечного склада Губздрава и становится обладателем профессионального удостоверения, обеспечивающего ему определенную защиту и свободу действия: "... При выполнении тов. Рабиновичем служебных обязанностей ему надлежит оказывать должное содействие" [20, л.7].

Однако не все происходило гладко. Судьба К. Рабиновича не явилась исключением, пришлось и ему "познакомиться" с карательными органами области. В ноябре 1920 г. он уже арестован и исключается из числа служащих Губздрава. [20, л.10]. Но, в те годы в связи с острой нехваткой фармацевтов, существовала практика привлечения осужденных к работе в аптеках в дневное время. Сохранился документ с ходатайством следующего характера:

"Семипалатинский
Губернский
Отдел юстиции
По Карательному отделу
9 ноября 1920 г.
№ 7824

В Губернский Отдел здравоохранения


Карательный отдел просит ... Отдел здравоохранения отпустить для работ в аптеке заключенного Рабиновича.


Помощник Зав. Карательного Отдела
/подпись/" [20, л. 12].

22 ноября 1920 г. на данный запрос в Отдел здравоохранения от Губернского Революционного Трибунала пришел ответ, решивший судьбу заключенного Рабиновича: "Губревтрибунал препровождает при сем в Ваше распоряжение гражданина Рабиновича для принятия соответствующих работ по специальности, при чем сообщает для сведения, что Рабинович не может никуда отлучаться из пределов г. Семипалатинска без ведома Трибунала" [20, л.13]. Очевидно фармацевта Рабиновича не просто отпустили "для работы в аптеке...", а думается освободили из под стражи, что можно предположить из следующего:

"Семипалатинский
Губернский
Революционный
Комитет
Фармацевтический подотдел
22 февраля 1921 г.

Зав. Губздраву


Находящийся на службе в аптеке № 3 фармацевт Рабинович согласен совмещать должность счетовода при Губфаротделе. Фармацевтический подотдел просит утвердить тов. Рабиновича в названной должности [20, л. 17].

Итак, Управляющий аптечным складом Губздравотдела Рабинович вступил в новую должность - счетовода при Губернском фармацевтическом подотделе. Ситуация с арестом малоприятная, но "благодаря" ему Кива Ицкович доказал свою профессиональную состоятельность. Советские власти города, вернув его из заключения, тем самым признали в нем специалиста, профессионала своего дела.

Но, вскоре Киве Ицковичу пришлось "воевать" заново, уже отстаивая свою собственность - дом, в котором семья Рабиновича прожила более 20 лет. В архивном фонде ЦДНИ ВКО под названием "Список муниципализированных строений г. Семипалатинска находящихся в ведении Коммунотдела 1920-1925 гг.", содержится переписка К.И. Рабиновича с вышестоящими инстанциями на предмет пересмотра постановления о муниципализации его дома. Документы эти интересны, как дополнительный источник о судьбе интересующего нас человека. Мало того, они подписаны его собственной рукой, т.е. мы имеем "личный автограф" общественного раввина Семипалатинской синагоги. Направляя ходатайство о пересмотре своего "дела" в Киргизский Центральный Исполнительный Комитет он пишет: "...мотивировку муниципализации моего дома... считаю ошибочной ... родители мои и я лично ремесленники. Я занимаюсь кустарным производством единолично без служащих, живу исключительно своим трудом и муниципализация дома лишает меня моего трудового обеспечения. В виду изложенного, я прошу ЦИК постановление ... отменить и считать его в моём личном распоряжении" [21, л. 396 - 396 об.]. В мае аналогичное "ходатайство": "...до 27 августа 1923 г. я был полным хозяином моего домовладения, осуществляя свои права и обязанности, что признавал за мною и ЕПО и сам Коммунотдел, при чём как я сам жил в нём - живу и до сих пор. С момента освобождения Обществом потребителей помещения по настоящее время никакое Учреждение моего дома... не занимает. О результате моего ходатайства, каким последует, прошу не отказать, дать мне знать" [21, л. 420 - 420 об.]. Упоминая "Общество потребителей" К. И. Рабинович очевидно имел в виду следующий факт: "Семипалатинское Е.Р.К.О.П. с воскресенья 4-го сего сентября мес. открывает бесплатную столовую, находящуюся по Ленинской ул. в помещении бывшей "Кафе" (дом Рабиновича) в которой будут отпускаться горячие обеды ежедневно с 1 часу дня до 5 часов вечера, затем, порционно, а также чай, кофе и холодные закуски с 8 утра и до 5 час. вечера [22, 4]. На имя начальника Семипалатинской городской милиции в мае 1924 г. пришло распоряжение: "Секретариат Губисполкома предлагает Вам объявить гражданину Киве Ицковичу Рабиновичу, проживающему в доме № 111 по Достоевской улице на поданное им ходатайство о пересмотре дела о муниципализации его домовладения, что постановление Президиума Губисполкома пересмотру не подлежит за отсутствием законных к тому оснований и новых данных по существу дела...". На обороте подпись жены Кивы Ицковича - "Р. Рабинович", подтверждающая, что она получила в руки эту "бумагу" от милиционера Кузьменко. [21, л. 729 - 729 об]. Таким образом, жилищная бюрократия длившаяся не один месяц течение 1924 г. к положительному результату не привела. Вполне вероятно, что сложившаяся ситуация подтолкнула Рабиновича к окончательному решению - покинуть город и воссоединиться с родными, которые проживали в г. Самаре.

Переезд состоялся весной 1925 г. В это время здесь жили старенькая мама Кивы Ицковича, брат Ефим и младшая сестра Анна. Жизнь в Самаре тоже была не простой, но семья частично воссоединилась и это давало определенную надежду на то, что всем вместе будет легче перенести тяготы послевоенной разрухи. Женщины пытались продолжить семейное ремесло по изготовлению дамских шляп, имея для этого все необходимое: швейную машину, болванки. Анна недолгое время проработала продавщицей в магазине женских головных уборов, но из-за хромоты, ей сложно было выстаивать за прилавком весь рабочий день и она вынуждена была уволиться. Брат Роман и сестра Мария, проживавшие в г. Ташкенте, заботились о ней и часто поддерживали материально.

Семья бывшего раввина поселилась в коммунальной квартире на шесть хозяев. Пришлось заново налаживать быт и искать работу. Сестры Рабинович, выросшие в относительном достатке, вынуждены были многому учиться заново и приспосабливаться к новой действительности. Рабиновичу помогло медицинское образование. Он организовал выпуск порошков химических чернил (фиолетовых и красных).

Но, через год после переезда в г. Самару семью постигло новое испытание. В ноябре 1926 г. Николай Исаакович уходит из жизни совсем еще не старым человеком - в 56 лет. Он умер на трамвайной остановке с зажатой в руке 3-х копеечной монетой. Сердце не выдержало испытаний, уготованных ему судьбой. Так печально и неожиданно для всех закончилась жизнь мужа, отца, деда и прекрасного фармацевта Кивы Рабиновича, посвятившего своему делу 38 лет. Похоронен Н.И. Рабинович на городском кладбище. В семье внуков и правнуков до сегодняшнего дня осталась добрая память о дедушке. Каждый год в день его кончины, вдова Кивы Ицковича по еврейской традиции оставляла на ночь включенным и слега приглушенным электрический свет. После смерти Николая Исааковича в доме остались великолепные издания иудейской религиозной литературы: Тора, Талмуд, Сидур, привезенные в г. Самару еще из г. Семипалатинска. Ревекка Соломоновна долго пользовалась ими, читая и перелистывая в канун традиционных еврейских праздников. В начале 50-х гг. дочери раввина Рабиновича передали раритеты в синагогу г. Самары.

Теперь Ревекка Соломоновна осталась за старшую. Как истинная иудейка она выполняла заповедь Субботы практически до самого конца. В этот день приходили родственники, внучки, друзья. Стол по традиции накрывался праздничной посудой и угощением. И сегодня уже правнуки вспоминают ее как эталон скромности и деликатности, она всех согревала своей любовью и заботой, недаром Кива Ицкович обращался к ней не иначе как: "Душа моя!"

На семью Рабиновичей, как собственно и многих, выпала доля пережить непростое время сталинских репрессий. 23 марта 1938 г. по статье 58-6 была арестована старшая дочь Рабиновича - Минна Николаевна, инспектор Куйбышевского Водздравотдела. К счастью заключение продлилось недолго. Приговором Военного трибунала ПриВО от 8 апреля 1939 г. она была оправдана. Вернувшись домой, она продолжила трудовую деятельность в области медицины. Сначала работала в рядовом медпункте, затем, окончив курсы - рентгенологом и параллельно - инспектором райздравотдела Ленинского района г. Куйбышева.

На этом беды не закончились. Впереди еще одна война, разруха и бесчисленные дни тревог, забот. С началом Великой Отечественной войны (1941-1945) состав семьи заметно поредел. Первым мобилизовали как медицинского работника мужа Деборы Николаевны - Рувима Берха. В звании капитана медицинской службы он принимал участие в обороне Москвы и взятии Кенигсберга. Второй ушла на фронт Ева Рабинович, она воевала в составе железнодорожных войск. Защищала Сталинград, за что была награждена медалью. Правда получила ее через 33 года, лишь в 1975 г. в возрасте 76 лет. Вот уж поистине, лучше поздно, чем никогда! О своей героической тетушке рассказывает Георгий Рувимович Берх: "Она обслуживала как медик железнодорожные войска, в том числе на Керченском полуострове Крыма. Организовывала под бомбежкой переправу сотрудников на Кавказ через Керченский пролив, при вторичном захвате Керчи немцами". Ушел на фронт и Иосиф Ермошин, профессиональный военный, муж младшей из сестер - Евгении. (Воинское звание - подполковник. Награжден орденом Красного Знамени 24.04.1943г.) На долю самой Жени выпала участь пережить страшные дни Ленинградской блокады. И лишь весной 1942 г. однополчане мужа вывезли ее по "дороге жизни" - льду Ладожского озера в г. Вологду. В г. Куйбышев приехала истощенная и обессиленная, но все-таки добралась до своих!

Вспоминает Изабелла Рувимовна Родина (Берх): "Самое тяжелое время было в первую военную зиму. Мы остались втроем. Когда звучала сирена, предупреждающая о бомбежке, мама с нами спускалась в бомбоубежище, которое было в нашем дворе. Запомнился пронизывающий холод, такой, что к утру в чернильницах замерзали чернила. Отопление всего дома не работало, ставили железные печки- буржуйки, только в конце войны сменившиеся на кирпичные. Это было уже здорово! Около нее можно было погреться, высушить промокшую обувь, валенки. Дрова заготавливали сами, а пилили мама и старший брат Георгий (1926 г.р.). Мама на базаре меняла вещи на продукты. Наши тети, как могли, помогали нам. Мы с братом для них были, как свои дети".

Семье Рабинович несказанно повезло, все ушедшие на фронт вернулись. Война закончилась и жизнь стала постепенно налаживаться. В 1948 г. ушла из жизни Ревекка Соломоновна, но в память о ней еврейские традиции в доме продолжили ставшие взрослыми сестры. Каждую Субботу зажигались свечи и накрывался праздничный стол. Песах по-прежнему считался одним из главных праздников. В этот день евреи по традиции должны пользоваться специальной кашерной (ивр. "пригодный, подходящий") посудой. Для этой цели в доме хранился пасхальный столовый сервиз, который принадлежал еще Киве Ицковичу (сегодня это семейная реликвия находится в доме Г.Р. Берха) и торжественно доставался в праздничные дни. Любили в семье веселый еврейский праздник Пурим. В этот день принято посылать сладости в подарок родным, знакомым и бедным (ивр. шалахмонес). Эту традицию никогда не забывали сестры Рабинович. Атмосфера теплоты и любви царившая в доме собирала много друзей, которые приходили сюда с большой радостью. Когда собиралась все вместе, становилось особенно шумно и весело. Старшая из сестер - Минна неплохо пела, Ева аккомпанировала. А если приезжала Женя, профессиональный музыкант, играли в четыре руки, часто это были сонаты Бетховена. В семье Изабеллы Родиной (дочери Деборы Рабинович) сохранились романсы 20 - 40 - х гг., частично написанные рукой Евы и вероятно привезенные еще из Семипалатинска. Сестры были заядлыми театралами, не пропускали ни одной премьеры. Регулярно посещали оперу и балет.

Георгий Рувимович Берх с женой Зинаидой Борисовной и внучкой Таней

Георгий Рувимович Берх с женой Зинаидой Борисовной и внучкой Таней

Все дочери Рабиновича состоялись в профессиональном плане, похоже профессионализм их семейная черта. Минна Николаевна - старшая из сестер практически всю свою жизнь посвятила детской санитарии и гигиене, которыми она начала заниматься еще в Семипалатинске и успешно продолжила в Самаре. Здесь она работала главным санитарным врачом Средневолжского Речного пароходства. С большой теплотой о ней вспоминает Георгий Рувимович Берх: "Она организовывала детские сады, летний отдых детей, в том числе в пионерских лагерях работников речного флота Поволжья. Преподавала санитарию и гигиену в речном училище/техникуме. В подшефной школе речников поставила, написанную ею пьесу на тему санитарии и гигиены юношества. Все были в восторге, но более всех я, конечно, т.к. пьеса была посвящена мне". И неудивительно, что эта активная, неутомимая женщина в 1951 г. была награждена по достоинству - Орденом Трудового Красного Знамени.

Ева Николаевна продолжала работать стоматологом в Самаре и считалась великолепным специалистом в своем деле. В течение долгих лет, в том числе и довоенных являлась преподавателем - практиком в городской зубоврачебной школе г. Самары. В 1952 г. она была также удостоена высокой правительственной награды - Ордена Трудового Красного Знамени. Помимо своей основной деятельности активно занималась общественной работой в Совете ветеранов военкомата, была организатором художественной самодеятельности в Управлении железной дороги. Прирожденный артистический дар собирал вокруг нее юные таланты. Нередко квартира Евы Рабинович становилась местом репетиций, и звенела от детских голосов.

Дебора Николаевна Рабинович всю свою трудовую жизнь проработала чертежницей в проектном институте нефтяной промышленности "Гипровостокнефть", вырастила двоих детей: Георгия (1926 г.р.) и Изабеллу (1937 г.р.).

Берта Николаевна занимала должность главного бухгалтера Строительного управления г. Самары. А для близких она была домашним ангелом-хранителем. Не имея собственной семьи, всю себя посвятила воспитанию племянниц. Прекрасная рукодельница, вышивальщица. Стены дома украшали панно с вышивкой ее работы. Многочисленные сумочки, подушки, носовые платки были любовно оформлены ее талантливыми руками.

Евгения Николаевна, окончившая в г. Ленинграде политехнический институт, работала инженером-электросварщиком на заводе им. Егорова. Ее муж - И.П. Ермошин в последние годы занимал пост директора Центрального артиллерийского музея Советской Армии. Вырастила дочь - Елену Иосифовну Ермошину.

У всех Рабиновичей до сегодняшнего дня сохранились самые добрые воспоминания о г. Семипалатинске, хотя никому из них не суждено было больше посетить этот город.


Примечания:

Черта оседлости (полное название - Черта постоянной еврейской оседлости), территория, в пределах которой законодательством Российской империи было разрешено проживание евреям г. Троицкосавск (слобода Кяхта) - уездный город Забайкальской области, основан в 1727 г. Хэдер (ивр. "комната") - традиционная еврейская начальная школа для мальчиков в Восточной Европе и России Песах (ивр. "минование") - один из важнейших еврейских праздников, отмечаемый в память Исхода евреев из Египта - центрального события всей еврейской истории. М. Мазур - известный пианист, музыкант-педагог, основатель Охтинского Центра гуманитарно-эстетического воспитания в Ленинградской области Чета Данцингов - ближайшие друзья семьи Рабиновичей С.Г. Хотимская - дочь известного в г. Усть-Каменогорсе еврея-выкреста золотопромышленника Г.Я. Хотимского. Известна тем, что в начале ХХ в. уехав в г. Санкт-Петербург, вышла замуж за Г.М. Лермонтова, одного из потомков поэта М.Ю. Лермонтова. Возможно, Р.Я. Берх был знаком с ней еще по г. Санкт-Петербургу ЕПО - Единое общество потребителей ЕРКОП - Единое рабоче-крестьянское общество потребителей М.Н. Рабинович получила официальную реабилитацию уже после смерти, 18 октября 1991 г Пурим (ивр. "жребий) - праздник, установленный в память о чудесном избавлении евреев от гибели в Персидском царстве при царе Ахашвероше


1. ВКМЗ КП 34-25488 Еврейская энциклопедия - С-Петербург: Изд. Общество для научных еврейских изданий и Изд-ва Брокгауз - Ефрон, 1908 -1913 \электронные ресурсы: оптический диск\
2. Семейный архив Г.Р. Берха
3. ВКМЗ КП 10 - 18201 Энциклопедический словарь. Т. 76 - С-Петербург: Изд. Ф.А. Брокгауз, И, А. Ефрон, 1903 - 958 с.
4. Забайкальская энциклопедия. Справочный материал Интернета.
5. ВКМЗ КП 10 - 18201 Энциклопедический словарь. Т. 57 - С-Петербург: Изд. Ф.А. Брокгауз, И, А. Ефрон, 1900 - 468 с.
6. Жилкины М.Т., Т.В. Развитие аптечного дела в дореволюционном Казахстане и участие в нем евреев-фармацевтов // Из истории евреев в Казахстане, вып. 2 - Алматы: Изд. Ассоциация еврейских национальных организаций "Мицва", 2002 г. - с. 52-76
7. ЦГА РК ф. 15, оп.1, д. 404
8. ЦГА РК ф. 15, оп. 3, д. 317
9. Обзор Семипалатинской области за 1879 г. - Семипалатинск: Издание Сем-го Областного правления, 1880 г.
10. ЦГА РК ф. 15, оп. 1, д. 404, л. 58об.-59
11. СИКМ Адрес-Календарь Семипалатинской области на 1910 г. - Семипалатинск: Издание Областной Статистический Комитет, [1911 г.]
12. ЦГА РК ф. 15, оп. 1, д. 404
13. СИКМ Семипалатинские областные ведомости, 1913 - № 38
14. Там же; № 30
15. ЦГА РК ф. 15, оп. 1, д. 409
16. Адрес-календарь Семипалатинской области на 1905 г. - Семипалатинск: Издание Областной Статистический Комитет, 1905
17. СИКМ Телеграммы Петроградского агентства, 1915 - № 3
18. ГАВКО ф. 271, оп. 1, д. 4
19. Жилкин М.В, Жилкина Т.В. Участие евреев в здравоохранении Казахстана // Евреи в Казахстане. История, религия, культура. Материалы I Международной научно-исторической конференции 12-13 ноября 2002 г. г. Алматы - Алматы: Изд. Ассоциация еврейских национальных организаций "Мицва" РК, 2003 - С. 95-108
20. ЦДНИ ВКО ф. 3, оп.1, д. 196
21. Там же; ф. 73, оп. 1, д. 177
22. Там же; Степная правда, 1921 - № 8

© 2009 Все права защищены
При использовании материала обязательна ссылка
на автора статьи Крутову Нину
и сайт http://mishpoha.ru

Домашнее кресло качалка своими руками Домашнее кресло качалка своими руками Домашнее кресло качалка своими руками Домашнее кресло качалка своими руками Домашнее кресло качалка своими руками Домашнее кресло качалка своими руками Домашнее кресло качалка своими руками Домашнее кресло качалка своими руками Домашнее кресло качалка своими руками

Статьи по теме:



Сделать цепь на колеса уаз своими руками

Все актеры и роли сериала солнце в подарок

Отзывы о основе под макияж ив роше отзывы

Юбочка старые джинсы вязание крючком

Как сделать установить windows 10 с флешки